ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

 


Запись от 13 августа 1908 года в церковной ведомости о возведении часовни Св. Николая Чудотворца


Часовня в 1979 году.


Часовня до реконструкции. 2009 год.


Реконструированная часовня. Декабрь 2009.
 

Графическая реконструкция часовни Николая Чудотворца в д.Инжунаволок Суоярвского района. Косенков А. Ю.

Сямозерские чтения (доклады, материалы). Петрозаводск, 2006. С. 74-78.

Возведение часовни было связано с исполнением обрядов и главным образом - погребения. В связи с чем, месторасположением часовни является кладбищенская роща на полуострове озера Сямозера на значительном расстоянии к востоку от деревни, что исключило возможность непосредственного композиционного влияния храма на объёмно-планировочную структуру поселения.

Восточный фасад на 1997 г.
Фото Б.Бойцова, 1979 г.

На момент обследования (1997 год) она находилась в полуразрушенном состоянии: были полностью утрачены надстройка над притвором колокольни и покрытие последнего, косяки входных дверей, часть тесин потолка, сильно обветшала крыша молитвенного помещения. Но даже в руинированном состоянии часовня производила внушительное впечатление благодаря добротности сруба и живописному ландшафтному окружению.

Кем был срублен храм и по чьей инициативе, к сожалению, установить не удалось. Не обнаружены и документальные сведения о времени его строительства. Однако ориентировочно датировать Никольскую часовню можно по совокупности признаков, имеющих выявленные хронологические ареалы, т.е. наиболее вероятное время бытования. К числу таких признаков относятся: продольно-прямоугольная форма плана, ленточный фундамент из камней насухо, бесповальность сруба, трёхкосящатые окна и двери, применение в обработке торцов брёвен поперечной пилы. Для совокупности всех вышеперечисленных признаков наиболее вероятным временем бытования является вторая половина XIX века [3, с.152-159]. Таким образом, скорее всего часовня срублена в середине-конце XIX века.

Первоначально она представляла собой срубленную в интерьере "в крюк", в подклете "в обло" однокамерную клетскую постройку с продольно-прямоугольной формой плана. Молитвенное помещение освещалось двумя окнами, смещёнными в сторону иконостаса.

По данным, полученным от местной жительницы Симоновой И.А. (1927 года рождения), в конце XIX века плотницкая артель, включающая жителя деревни Инжунаволок Богданова Ф.А., пристроила к молитвенному помещению трёхстенный притвор с колокольней над ним. Сопоставление с архитектурно-археологической шкалой [3, с.152-159] подтверждает закономерность данной информации.

Образованный комплекс безалтарного храма и рубленной колокольни являлся характерным для Самозерской волости типом культовых построек. Аналогичные часовни были в разное время зафиксированы в дд. Кангозеро [1, с. 72], Руга , Чалки [5, s . 124].

Деревянный замок на восточном фасаде.
Фото Б.Бойцова, 1979 г.

Обследование 1950-х гг. и изучение дошедшего до наших дней фотоматериала позволяют заключить, что прямоугольная в плане колокольня была срублена, по-видимому, "в лапу", из окантованных брёвен с обшивкой торцов досками. Колокольня завершалась двускатным покрытием характереным для стадиально ранних звонниц народного деревянного зодчества и увенчана небольшой маковкой с крестом.

Тенденция к распространению срубных колоколен связана, в первую очередь, с приоритетом венчатых конструкций и с осознанием более рациональных для строительства форм, которые в данном случае, не смотря на частичную утрату эстетических качеств, более просты и удобны в эксплуатации, поскольку лучше защищают ярус звона от атмосферных осадков и ветра. Но это не единственные причины. Особая приверженность к традициям коренного населения западной Карелии заметно снижала темпы развития архитектурных форм. А угроза унификации традиционной народной культуры способствовала во второй половине XIX века наличию явления "откатной волны", сказавшейся, в данном случае, в отказе от столбовых ярусов звона и возврате к древней характерной для карел срубной технологии строительства [2, с. 157-158].

Таким образом, после реконструкции часовня представляла собой двухчастную разноширокую и равновысокую клетскую постройку на разновысоком подклете, обусловленным перепадом рельефа. Прирубленный к молитвенному помещению притвор представлял собой более узкий почти квадратный трёхстенный сруб с окном на южную сторону, где сопряжение вершника с косяками выполнено "в четверть", и входной трёхкосящатой дверью с севера. В уровне подклета притвор имел трёхвенцовый поперечный переруб, а под чердачным перекрытием сквозную подбалочную связь, выпущенные наружу концы которой соединены с "остатками" поперечной стены молитвенного помещения деревянными замками.

Конструкция крыши претерпела ряд изменений, о чём свидетельствуют сохранившиеся в слегах гнёзда. По-видимому, первоначально решение кровли могло быть по потокам и курицам с безгвоздевой кровлей, а после реконструкции в первой половине XX века представляла собой самцово-слеговую с гвоздевой дощатой кровлей. И на последнем этапе была укрыта дранкой по обрешетке и стропилам. Впрочем, и остальные конструктивные решения достаточно традиционные: тёсовые потолки "в разбежку" в молитвенном помещении и гладкие в притворе, по прямоугольным балкам поперечным и продольным соответственно; полы из плах по круглым балкам; ленточные фундаменты из бутового камня насухо, видимо, подводились уже после возведения храма, об этом свидетельствуют сохранившиеся деревянные столбики - стулья, подпирающие окладной венец.

Православные часовни Русского Севера выражают связь со старообрядческими традициями и, как утверждает М.В. Пулькин, "превратились в один из наиболее значимых символов идеологии беспоповства" [4, с. 123-138]. Особенно это характерно для карел в связи с особым традиционализмом их культуры. В Сямозерье широко были распространены часовенные приходы и в ряде случаев безалтарные храмы повторяли элементы решения интерьеров православных храмов - устройство солеи и клиросов . В часовне Николая Чудотворца была устроена солея, фланкируемая, судя по следам, двумя клиросами.

Состояние часовни на 2009 г.

В первой половине XX века стены молитвенного помещения были оклеяны обоями. В 1980-х гг. совершена попытка разобрать храм. И хотя эта попытка была пресечена, но постройка частично лишилась покрытия молитвенного помещения и полностью утратила венчание колокольни, а также заполнения дверных и оконных проёмов. Попытка разобрать часовню повторилась в 1994 г., когда были полностью разрушены колокольня и покрытие притвора, сильно руинирована крыша молитвенного помещения, утрачены косяки входных дверей и часть тесин потолка.

Анализ Никольской часовни в деревне Инжунаволок показал, что, с одной стороны, она повторяла эволюцию характерную для большинства безалтарных храмов Русского Севера - развитие от одночастной к двухчастной клетской постройке и в дальнейшем надстройка колокольни, с другой стороны, выявлены специфические этнические особенности культуры сямозерских карел: заторможенность развития, предопределившая архаичные решения, и явление "откатной волны" в период вторичной этнизации, обусловившее появление срубной прямоугольной в плане колокольни.

1) Информацию любезно предоставила архитектор-реставратор Г.А. Кутькова, ранее обследовавшая Никольскую часовню в рамках экспедиции Карельской СНРПМ.

2) По материалам инвентаризации архитектурного наследия Карелии 1979-1980 гг. комплексной экспедицией Министерства культуры Карельской АССР

Откатная волна" - подобие движению вспять с повторением в обратной последовательности ранее пройденных эволюционных этапов.

Солея - возвышение пола в молитвенном помещении храма перед иконостасом.

Клирос - ограждённая барьером часть солеи или независимого возвышения, на котором находятся во время богослужения чтецы, певчие, а также священнослужители, не принимающие в нём непосредственного участия.

Используемая литература:

  1. Орфинский В.П. Деревянное зодчество Карелии. Л., 1972.
  2. Орфинский В.П., Гришина И.Е. Типология культового деревянного зодчества Русского Севера. Петрозаводск, 2004.
  3. Орфинский В.П., Яскеляйнен А.Т. Хронологическая атрибуция сооружений деревянного культового зодчества Карелии // Народное зодчество: Межвуз. сб. Петрозаводск, 1999.
  4. Пулькин М.В. Строительство часовен в XVIII – начале XX в.: Законодательство и приходские традиции // Народное зодчество: Межвуз. сб. Петрозаводск, 2004.
  5. Ullberg U., Tavaststerna A., Kekkonen J. Kansanomaisia rakennustapoja ja koristemuotoja Karjalasta. Helsingissa, 1929.